четверг, 18 октября 2012 г.

Салонные игры. Шарады

         Первые шарады (charade - беседа) появились в VI веке у Симфосия - "Загадки". С XVIII века они вошли в моду у французов (Журнал "Mercure de France"). В средневековье шарадами называли повозки на двух колесах. Позднее в лексиконе феодалов, предававшихся словесным развлечения после сытного ужина, это слово стало означать "целый воз болтовни".
        Российская история этих затей началась также в XVIII веке. Сохранилась публикация той поры с ответом "глад + кость = гладкость". В следующем веке, с 1845 года, шарады стали регулярно помещаться на страницах петербургского журнала "Иллюстрация" ("моль + ер = Мольер"; "пол + тина = полтина" и др.).


         Вообще же, шарада - это загадка, составленная в стихах, в ней задуманное слово распадается на несколько отдельных частей, причем каждая из них представляет собой самостоятельное слово, как правило, односложное. Например: "кит + ель", "мышь + як", "вино + град", "пар + ус" и т.п. Разгадав каждую часть шарады и сложив эти части вместе, легко узнать задуманное слово.
Первое слово над чайником тает,
Второе - у папы растет над губой.
А целое - ветер морской надувает
И в плаванье нас приглашает с тобой.
        Определяем значение первого слова в этой шараде: над чайником тает, видимо, "пар". Затем определяем значение второго слова: скорее всего, у папы над губой растет - это "ус". Сложив оба слова, получаем ответ на шараду - "парус", который ветер морской надувает и приглашает в плаванье.
        Однако далеко не всегда удается составить слово из законченных самостоятельных слов, как в приведенном выше примере. Нередко случается так, что в составных словах либо не хватает букв, либо получаются лишние буквы. В таких случаях в шараде указывается, что к такой-то части, слогу нужно прибавить букву, отнять ее или же заменить одну букву другой.
Философ - первый слог шарады,
К нему союз прибавить надо,
Последний слог - местоимение.
Все - в музыке произведение. (Кант-а-та)
       Кроме того существовал и такой тип шарад, при котором части основного слова задавались не в стихотворной форме, а небольшой постановкой.  Как разыгрывается подобная шарада очень хорошо описано в романе Шарлотты Бронте "Джен Эйр". С вашего позволения я  процитирую этот отрывок.
   
"В тот вечер, когда кто-то предложил «разыгрывать шарады», я долго гадала, чем они намерены заняться, – столь велико было мое невежество. Призвали слуг, из столовой унесли столы, водворили канделябры на новые места, стулья были расставлены полукругом напротив арки. Пока мистер Рочестер и остальные джентльмены руководили этими перестановками, дамы бегали вверх-вниз по лестнице и звонили своим камеристкам. Призвали миссис Фэрфакс: от нее пожелали узнать, какие шали, платья, шарфы и прочее имеются в доме. Начался обыск гардеробов на третьем этаже, и камеристки охапками уносили вниз их содержимое – парчовые юбки на обручах, атласные карако, черные газовые шарфы, кружева, ленты и т.д. Затем все это подверглось тщательному осмотру, и выбранные вещи были унесены в примыкающий к гостиной будуар. 
 
Тем временем мистер Рочестер вновь собрал дам в кружок, чтобы решить, кто будет играть на его стороне.

Мисс Ингрэм, разумеется, моя, – сказал он, а затем назвал обеих мисс Эштон и миссис Дент, которой я как раз помогла застегнуть браслет. Он посмотрел на меня. – Вы будете играть? – спросил он.

Я покачала головой. Вопреки моим опасениям он не стал настаивать и позволил мне тихонько сесть на мое обычное место. 
 
А он и его помощницы скрылись за портьерой, остальные – их возглавлял полковник Дент – сели на расставленные полумесяцем стулья. Мистер Эштон посмотрел в мою сторону и, видимо, предложил, чтобы меня пригласили присоединиться к ним, однако леди Ингрэм тотчас воспротивилась.

Нет, – услышала я ее голос, – она слишком глупа для участия в такой игре.

"Джейн Эйр". Игра в шарады - слово "Bride"
Вскоре зазвонил колокольчик, и портьера была откинута, открыв грузную фигуру сэра Джорджа Линна, которого мистер Рочестер тоже забрал себе. Он был закутан в белую простыню, на столике перед ним лежал открытый толстый том, а рядом стояла Эми Эштон в плаще мистера Рочестера и с книгой в руке. Кто-то невидимый энергично зазвенел колокольчиком, и тут Адель (настоявшая, чтобы ее взяли в компанию ее опекуна) выбежала вперед, разбрасывая цветы из корзинки, висевшей у нее на локте. Затем появилась несравненная мисс Ингрэм, облаченная в белое: с ее головы ниспадала длинная вуаль, а лоб венчал венок из роз. Рядом с ней шел мистер Рочестер, и они вместе приблизились к столику, где опустились на колени, а миссис Дент и Луиза Эштон, тоже в белом, встали у них за спиной. Началась пантомима, несомненно, изображавшая обряд бракосочетания. Когда она завершилась, полковник Дент и его компания посовещались шепотом, а затем он громко объявил:
– Bride! [Невеста! (англ.)] 
 
Мистер Рочестер ответил поклоном, и портьера опустилась. 
 
Прошло порядочно времени, прежде чем импровизированный занавес вновь взвился, открыв декорацию, куда более замысловатую, чем в первой сцене. Как я уже упоминала, гостиная была расположена выше столовой, куда вели две ступеньки. Теперь на верхней, в двух-трех шагах от края, стояла большая мраморная чаша, в которой я узнала одно из украшений оранжереи, где она помещалась среди тропических растений и служила приютом золотым рыбкам. Несомненно, при таком весе и размерах принести ее оттуда было очень нелегко. 
 
На ковре рядом с чашей сидел мистер Рочестер в костюме и тюрбане, сооруженных из шалей. Одежда эта удивительно гармонировала с его темными глазами, смуглой кожей и лицом язычника. Он выглядел настоящим восточным эмиром, владыкой шелкового шнурка или его жертвой. [Восточные властители, чтобы убрать неугодного вельможу, посылали к нему палача с шелковым шнурком, который затягивали у него на горле.] Вскоре появилась мисс Ингрэм, тоже в восточном наряде: талию обвивал кушак из алого шарфа, голова была повязана вышитым платком. Красивые руки были обнажены по плечи, и одной она грациозно придерживала кувшин, поставленный надо лбом. Фигура, лицо, смуглость, весь ее облик приводили на ум красавиц Израиля времен патриархов. Несомненно, такое впечатление она и старалась произвести. Она приблизилась к чаше и наклонилась над ней, словно зачерпывая кувшином воду, а затем снова поставила его на голову. Сидевший у колодца, казалось, окликнул ее, о чем-то попросил. Она «тотчас спустила кувшин свой на руку свою и напоила его». Тогда из складок одежды на груди он извлек ларчик, открыл и показал ей великолепные браслеты и серьги. Она изобразила изумление и восторг. Опустившись на колени, он поставил ларчик с драгоценностями у ее ног. Ее лицо и жесты выражали ошеломление и радость. Незнакомец застегнул браслеты на ее запястьях и вдел золотые обручи ей в уши. Елиезер и Ревекка! Не хватало только верблюдов.

Отгадывающие вновь тихо посовещались, но, видимо, так и не пришли к согласию, какое слово или слог изображала эта сцена. От их имени полковник Дент потребовал, чтобы было показано «целое», после чего занавес вновь опустился. 
 
Когда он открылся в третий раз, видна была лишь часть гостиной, остальное загораживала ширма, на которую набросили какую-то темную грубую ткань. Мраморную чашу убрали, а на ее месте стояли сосновый стол и кухонный табурет, тускло освещенные лишь фонарем – восковые свечи были погашены. 
 
"Джен Эйр". Игра в шарады - слово "well"
Среди этого убожества сидел мужчина – сжатые кулаки покоились на его коленях, глаза были устремлены в пол. Я узнала мистера Рочестера, хотя вымазанное сажей лицо, беспорядок в одежде (один рукав был почти оторван, словно в драке), отчаявшееся угрюмое выражение, взлохмаченные, спутанные волосы очень его изменили. Когда он шевельнулся, раздался лязг – на его руках были цепи.

– Bridewell! [Название лондонской тюрьмы (второй слог well означает «колодец»).] – воскликнул полковник Дент, и шарада была решена."

2 комментария:

  1. Оленька, гранд мерси! Очень интересно! Отыграем!

    ОтветитьУдалить
  2. Без сомнений! Театрализованную постановку вряд ли, а вот словесно-стихотворную - запросто! Думаю, что ребятам понравится!

    ОтветитьУдалить